Интервью

Надежда выросла среди двух культур – русской и сетуской. Теперь она написала об этом книгу 

Ольга Михайлова, Москва, 7 апреля 2019, 11:03
Foto: Ольга Михайлова
В Москве в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына состоялась литературная встреча с Надеждой Катаевой-Валк. Она представила свои книги "Там, где я родилась" и "Тартуский художник Иван Соколов. Жизнь и творчество", предназначенные для всех, кто "интересуется культурой русских людей, живущих вне России, староверами Эстонии, финно-угорским народом сето и русским населением Печорского края Псковской области с его традициями и послевоенной жизнью в 50-60-е годы прошлого столетия, а также для всех, кто любит Эстонию и город Тарту".

Память целых поколений нашла отражение в автобиографической повести, ставшей творческим дебютом писательницы. "Я счастлива, что выросла среди таких людей и среди двух уважающих друг друга культур – русской и сетуской", – бережно, с любовью пишет автор о людях, которые окружали ее в те годы, описывая их радости и трагедии, образы и характеры. Что послужило стимулом для издания воспоминаний, чем вдохновило автора творчество тартуского художника-старовера и какое место в жизни Надежды Катаевой-Валк занимают стихотворное творчество и переводы эстонской поэзии – об этом мы беседовали после презентации.

Надежда, как возникло решение написать книгу? 

Я готовилась к ней всю жизнь. В молодости делала записи: писала о родителях, рано покинувших этот мир, но успевших много совершить, записывала истории соседей и близких, свои наблюдения и впечатления, а также запомнившиеся реальные события. Я всегда берегла фотографии и воспоминания с именами всех моих родных.

Почему вы выделили период 50-60-х годов?

Это этнография моего детства. В первые десять лет жизни ребенок постигает так много, что его опыт бесценен как основа для дальнейшего познания мира. Взрослые, окружавшие меня, в своих воспоминаниях постоянно обращались к прошлому, и дети росли на этом прошлом, впитывали историю семьи, традиции, веру и добро. Повзрослев, мы все с благодарностью вспоминали наставления, которые получали в своих семьях. Но текст книги не хронологичен, и я нередко обращаюсь к прошлому сквозь опыт прожитых лет.

Какие воспоминания детства самые яркие? 

На мое пятилетие отец подарил мне очень красивую куклу со светлыми волосами и закрывающимися глазами. В годы послевоенной нищеты это был настоящий родительский подвиг – потратить почти всю зарплату на подарок ребенку. Еще помню, как на другом берегу нашего Буравенского озера (Лабирица) росла дикая черемуха. Нам было 10-12 лет, когда мы переплывали озеро и лакомились сладкими и немного вяжущими ягодами. Обратно возвращались не вплавь, а бежали по лесной тропинке вдоль берега.

Что для вас сельская жизнь?

Жили мы на хуторах достаточно уединенно – дети общались только со взрослыми, к сельскому труду приучались с малолетства. Я и корову доила, и траву косила, и в саду работала – отец обучал прививать деревья, проводить побелку и подрезку. У нас было 8 ульев – отец посвящал пчеловодству все свободное время, и мы с братом всегда были рядом. Полоть я ходила вместе с мамой, и она всегда занимала меня рассказами. Оттого работалось подле нее хорошо, спокойно и весело.

Было ли место праздникам?

Мы почитали прежде всего православные праздники: Рождество, Пасху, Троицу, Покров, которые отмечались своей семьей или в кругу самых близких родных с выездом в церковь, посещением кладбища. Но устраивались также и деревенские гулянья – кирмаши. На них съезжались не только жители наших деревень, но и сетуские девушки и парни. И мы к ним ходили, но никогда не позволяли себе вести на их праздниках, что называется, как у себя дома. Они тоже, бывало, придут, погуляют, посмотрят и расходятся. Такая деликатность людей мне импонирует.

Как получилось, что вы стали филологом?

Мой отец, агроном по образованию, мечтал, чтобы я окончила сельскохозяйственный институт. Но сложилось по-другому. Однажды в поисках фольклора к нам приехали студенты Тартуского университета – будущие филологи. И я напела им столько песен и частушек, что они искренне подивились и спросили, а не пишу ли я стихи? Я почитала им немного. "Приезжай в Тарту, ты непременно должна учиться у Лотмана", – сказали они мне тогда. Моя любимая учительница литературы Таисия Григорьева тоже считала, что мне нужно развиваться в этом направлении.

Не жалеете о своем выборе?

Нет, никогда. Моя жизнь в университете была интересной и насыщенной. Мне посчастливилось слушать лекции Юрия Лотмана, выполнять дипломную работу под руководством Зары Минц. Фольклор нам преподавал известный поэт Вальмар Адамс, диалектологическую практику вела Татьяна Мурникова, а латынь и античную литературу – энциклопедически образованный Рихард Клейс. Каждый из них – выдающаяся личность. Учиться у таких людей было великой удачей.

Вы начали увлекаться поэзией в университете?

Литературным творчеством я начала заниматься достаточно рано – в 14 лет. Писала стихи, новеллы, но писала в основном в стол. Почти ничего с тех времен не сохранилось, поэтому приятной неожиданностью для меня стал старый номер изданного в нашей Печорской школе альманаха "Всходы", который мне недавно передали. В нем опубликованы мои стихи.

Вам нравится эстонский язык?

Конечно, он был у меня на слуху с начальной русско-эстонской школы – это была школа для русских детей и детей сету. Потом я учила эстонский язык с первого курса университета и самостоятельно изучала по произведениям Оскара Лутса "Весна" и "Лето": купила одинаковые книги на двух языках и читала.

Историографическим и немного романтическим. Иван Соколов был удивительным человеком: создал более двух тысяч живописных и графических работ и всю жизнь занимался самообразованием. Я много работала в архивах, уделяя внимание датам и фактам, а также тому, что мне расскажут люди. Еще я считала, что нужно пояснять картины с искусствоведческой точки зрения, и потратила немало времени на изучение записей художника. Но все не удалось вместить в одной книге, и я предложила искусствоведам написать о его творчестве. Так на страницах книги появились статьи Галины Балашовой, Елены Богдановой, Николая Яснецкого.

Foto: Ольга Михайлова

Какие есть любимые места в Эстонии?

Мне трудно представить свою жизнь без наших тартуских парков и прогулок по Ихасте, где живу. Этот район писал Иван Соколов, любивший Тарту так, как люблю этот город и я. Интересно, что улицы в моем районе носят имена художников: A.Старкопфи, А.Ваббе, Э.Вийральти... Жаль, что нет пока улицы, названной в честь Ивана Соколова.

Каковы ваши творческие планы?

Издать книгу стихов собственного сочинения и книгу стихотворных переводов. Я с удовольствием перевожу современных эстонских поэтов. С особым трепетом отношусь к поэзии Мари Валлисоо – ее верлибры прекрасны. Ее поэзии я хочу посвятить целый сборник.

Редакция

+372 614 4039
rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

+372 614 4100
reklaam@ohtulehtkirjastus.ee