Интервью

Татьяна Космынина: спектакль "Васенька" – это доверительный разговор со зрителем, а не ужастик! (1)

Екатерина Карелина, Linnaleht, 29 марта 2019, 10:29
На этой неделе (28 и 29 марта) состоятся премьерные показы пластического спектакля "Васенька" по повести Леонида Андреева, что является режиссерским дебютом артиста Даниила Зандберга в Русском театре. Актриса Татьяна Космынина рассказала о работе над спектаклем и об актуальности темы "нелюбви", поднимаемой в спектакле.

Татьяна, Русский театр обращается к Андрееву спустя 50 лет. Как по-вашему, почему именно сегодня и почему именно эта тема?

Материал выбирал наш режиссер, Даниил Зандберг. Прежде всего, его интересует театр пластический, "Васенька" станет пятой режиссерской работой и дебютом в Русском театре. Произведения Андреева отвечают всем требованиям, которые он как постановщик предъявляет материалу: это не пьеса, а повесть, в которой человеческие чувства и взаимоотношения выведены на такой предел, что не нуждаются в диалогах. Главным становится пластическое воплощение. Удивительно, но, оказывается, в этом сезоне многие театры в России обращаются к Андрееву. Может быть, так сошлись звезды, может быть, само время подводит к этому, но имя Леонида Андреева звучит все чаще. В сентябре этого года будет сто лет со дня смерти писателя, мы обсуждали это на репетициях – случайно или не случайно, но этот материал нас нашел.

Фото с репетиций.Foto: Николай Алхазов


У Андреева очень осязаемый язык, очень плотная проза, в которой мало прямой речи. Для вас как для актрисы в чем особенность пластического выражения такого материала?

Этот спектакль станет для меня большим профессиональным вызовом. У меня есть опыт визуальных спектаклей, театра без слов, в свое время были поставлены спектакль "Можно я буду Моцартом?" и аудиовизуальный проект Артема Гареевa IDEM, но до "Васеньки" я никогда не работала с куклой. В этой работе меня нет как цельной единицы, а есть два мальчика, две маски. Тела и руки принадлежат мне, а головы, глаза, взгляды – кукольные. И я сама с ними становлюсь куклой-трансформером: с одной стороны, должна управлять маской, с другой – оживлять куклу. Специфика этой работы в том, что я не могу быть полноценным создателем роли, персонажа, в большой степени я отвечаю интересам куклы, то есть фактически "обслуживаю" ее. По сюжету, после того, как погиб первый сын героев, они, стараясь заглушить горе, решились завести нового, чтобы заменить умершего. Родившийся мальчик у Андреева показан как уродец, очень злобный "звереныш", "идиот", которого ненавидит вся семья. А наша кукла, которую сделал для нас NUKU театр, совершенно не страшная, и, хотя ее пропорции действительно отличаются от пропорций обычного малыша, нам удалось подчеркнуть – не знаю, случайно или нет – что проблема "нелюбви" не в нем самом, он виноват в том, что его ненавидят, ведь червь злобы точит не его. Сам он хороший парень, "другой" и "особенный", как сейчас говорят, но в нем нет зла и ненависти, его просто не за что не любить. Васенька просто стал жертвой обстоятельств, никому не нужный, несчастный ребенок. Утонувшего первенца заменить нельзя, и, даже родись он нормальным, кто знает, полюбили бы его родители?

Фото с репетиций.Foto: Николай Алхазов


В этом спектале Васенька становится заглавным персонажем, тогда как у Андреева произведение называется "Жизнь Василия Фивейского". Акцент смещен именно на прочтение истории от лица ребенка?

У нас целых три Васеньки: умерший любимый ребенок, глава семейства отец Василий, в котором тоже скрыт внутренний маленький Вася, и третий, его тоже окрестили Васей, но никто никогда не назвал по имени. Это и имя, и метафора потерянного малыша, и символ условного внутреннего ребенка, который скрыт в каждом персонаже. Васенька – это очень маленькое, очень нежное и беззащитное существо.

Когда актер набирает себе команду, чтобы что-то поставить, он, прежде всего, ищет единомышленников, а не стремится кого-то воодушевить и повести за собой на баррикады. Как правило, на баррикады нет ни сил, ни желания, а хочется быть с очень "своими" людьми.

Что вам дала работа с Зандбергом как с постановщиком, это ведь его режиссерский дебют в Русском театре?

Мы являемся соратниками. Я уверена, что актеры вообще друг друга неплохо понимают, а с Даниилом мы уже работали вместе – он очень помог мне с пластикой в работе над моноспектаклем "Настя, Настя, Настя" по пьесе Аси Волошиной. Мы давно знакомы, и когда он предложил поучаствовать в его режиссерском проекте, я согласилась, не выясняя даже, кого и как буду там играть. Все годы, которые мы провели с Даниилом вместе на сцене, работая и помогая друг другу, дали уверенность в том, что конфликтов у нас точно не возникнет. Вообще, когда актер набирает себе команду актеров, чтобы что-то поставить с ними, он, прежде всего, набирает команду единомышленников, а не ищет кого-то, чтобы воодушевить и повести за собой на баррикады. Как правило, на баррикады нет ни сил, ни желания, а хочется быть с очень «своими» людьми. Сейчас, мне кажется, у нас подобралась замечательная команда создателей, и мы очень стараемся воплотить мечту Даниила Зандберга о такой пластической работе, как "Васенька".

Фото с репетиций.Foto: Николай Алхазов


Как вы относитесь к моде на иммерсивность в театре в целом? Ведь даже формат малого зала сейчас можно расценить как целенаправленную вовлеченность зрителя в действие?

Сейчас модным словом "иммерсивный" называют в принципе любой театр. Если вы вошли в здание и с вами поздоровался актер, это ведь уже условная иммерсивность. В данном конкретном случае наш театр, все-таки, – театр визуальный, театр представления. Нам важно создать интересное зрелище, и мы сосредоточены на воплощении сценических решений и метафор. У нас не будет документально достоверной социальной драмы, мы пытаемся художественным образом осмыслить эту непростую историю.

Это история про страх?

Бояться спектакля "Васенька" точно не стоит. Конечно, рассказы про нелюбимых, страдающих детей вызывают страх, но если мы говорим о нашем спектакле – я не думаю, что он способен испортить вечер зрителю, вогнав его в депрессию или нарушив сон и покой. Это разговор со зрителем, а не ужастик, беседа для последующего размышления. Приходить с заранее опущенным забралом и бояться, что сделают намеренно неприятно, не нужно. Эта история точно будет для публики интересной. 

1 КОММЕНТАРИЙ

У
Лиля 1 апреля 2019, 09:29
Удачи Вам,дорогая Танечка!!!

Редакция

rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

reklaam@ohtulehtkirjastus.ee