Мнение

Заметки на полях выборов: победителей не судят. Или судят?  (8)

Николай Дегтяренко, 15 марта 2019, 15:30
Николай Дегтяренко, политик, лидер оппозиции Маардуского Горсобрания Личный архив
Вот уже вторую неделю Эстония гудит, как растревоженный улей. Политики, эксперты и рядовые граждане гадают о будущем правительственной коалиции. Да, вот такие мы демократичные: победитель есть, но кто победил – большой вопрос. Конечно, эстонские медиа и социальные сети просто трещат от обилия комментариев на тему состоявшихся выборов в Рийгикогу. Однако я хотел бы привлечь внимание к тому, что осталось за кадром или обсуждается не столь активно, потому что предмет обсуждения не столь очевиден.

"Белки" в колесе

Понятно, что реформисты одержали колоссальную победу, установили на выборах рекорд за всю историю восстановления независимости, и натаскали к себе в "дупло" парламентской фракции аж 34 золотых "ореха-мандата". Однако до формирования коалиции реформисты вряд ли могут считаться абсолютными победителями этого социалистического соревнования, где на кону стоит самое главное – кресло премьера. Естественно, что для Каи Каллас, ставшей также абсолютным чемпионом по числу полученных голосов избирателей – свыше 20 тысяч – этот вопрос является принципиальным. При всех раскладах именно она хочет сесть в премьерское кресло. Но вот хотят ли этого другие партии? Центристы уже твердо заявили, что не хотят. Официальный повод для отказа в продолжении коалиционных переговоров с Партией реформ – разногласия по налоговой реформе. Неофициальная и очевидная причина – жгучее желание Юри Ратаса самому возглавить правительство Эстонии.

Следующие не подходе переговорщики реформистов – соцдемы и "отечественники". Принципиальных противоречий в программах между этими тремя партиями нет. Но конфликтов амбиций – хоть отбавляй. Евгений Осиновский похож на обиженного мальчика, у которого когда-то отняли конфету сахарных акцизов, а потом и вовсе вывезли из Эстонии в Латвию 340 млн евро алкогольных денег. Теперь он хочет реставрации своего былого положения и будет требовать весомых постов в правительстве, которые ему вряд ли кто-то гарантирует.

С "Отечеством" история сложнее. За его спиной стоит президент Керсти Кальюлайд и ее друзья. Есть понимание, что лидеры партии Isamaa вряд ли смогут претендовать на кресло премьера, но могут контролировать будущее правительственной коалиции. Способ уже был опробован в 2016 г., когда реформисты из статуса правящей партии мгновенно переместились на скамью оппозиции.

Кая Каллас в полной мере понимает опасность и ненадежность союза с соцдемами и "отечественниками", но альтернатив у нее практически нет. Партия реформ уже окончательно поставила крест на сотрудничестве с консерваторами из EKRE, а переговоры с SDE и Isamaa пока закончились ничем. И после того, как президент Керсти Кальюлайд все вручит Кае Каллас мандат на формирование правительства, придется реформистам вновь садиться за стол переговоров с центристами. Тогда ставки центристов повысятся, а реформистов – понизятся. И "белки" окажутся в колесе политических интриг, которое может крутиться до бесконечности. Или, по крайней мере, до выборов в Европарламент в конце мая.

Центристское "Бородино"

Как известно, у российских и французских историков две разные оценки Бородинского сражения, случившегося в 1812 г. Россияне уверены, что это была победа Кутузова, а французы полагают, что победил Наполеон. Так и с оценками итогов выборов в парламент для Центристской партии. Сами центристы считают, что проиграли, а эксперты думают, что они выиграли. Действительно, Центристская партия стала второй по числу полученных мандатов – 26, но при этом они потеряли только 1 мандат, а могли бы потерять гораздо больше. За два с половиной года управления Эстонией центристы совершили столько ошибок, что хватило бы на крупный провал и потерю половины мест в Рийгикогу. Бездарная акцизная политика, нелепая налоговая реформа, бездумно запущенный маховик госрасходов и кадровая чехарда в министерствах привели к росту цен, инфляции, дестабилизации рынка труда и подрыву авторитета власти. Юри Ратас, пытавшийся угодить и "нашим" – русскоязычному электорату, и "вашим" – эстонскому избирателю, совершенно запутался в приоритетах внешней и внутренней политики. То он обещает дружить с Россией, то он призывает к новым санкциям против России. То он обязуется защищать русскую школу, то грозится перевести все образование на эстонский язык обучения. Плюс к этому внутренние конфликты в Центристской партии, раскол среди центристов Нарвы, авантюризм центристов и политика кумовства в Маарду, какие-то совершенно неприличные публичные разборки между Михаилом Стальнухиным и Яной Тоом. И под занавес – явление самого Эдгара Сависаара, который не только оценил отношение Яны Тоом к своей персоне, но раскритиковал как программу Центристской партии, так и список кандидатов, пригрозив публике своим возрождением. Все это деморализовало Центристскую партию. И, несмотря на тотальный информационный контроль русского избирателя через ПБК, Таллиннское телевидение и газету "Столица", центристы не смогли мобилизовать свой электорат: явка в Нарве составила 41%, в Маарду – 48%, снизилась активность избирателей и в Ласнамяэ. Но свои позиции Центристская партия от части сохранила. И если Кутузов сдал Москву, то Ратас Рийгикогу в принципе удержал, хотя и заплатил за это очень высокую цену.

На сегодняшний день Центристская партия в долгах, как в шелках, и перспектива финансового банкротства маячит на горизонте. Другое дело, что на повестке дня стоит и политическое банкротство Юри Ратаса. Его маниакальное желание сохранить за собой кресло премьера вполне способно толкнуть центристов на союз с EKRE. Таким образом центристы способны сохранить контроль над правительством, но потеряют его над своими избирателями и рядовыми членами партии, которые вряд ли примут союз центра с крайне правыми националистами. Однако не исключено, что за этой интригой стоят внутренние силы центристов. Например, в кулуарах партии гуляет версия, что Кадри Симсон, которая невысоко оценивает интеллектуальные способности Юри Ратаса и давно мечтает занять его кресло во главе партии, тем самым подталкивает ситуацию к политическому кризису и отставке Ратаса и с поста премьера, и с поста председателя Центристской партии. Так что центристы пережили свое "Бородино" – выборы в Рийгикогу. Но вот Ратас, как и Наполеон, в конечном итоге может потерпеть поражение под "Ватерлоо" – на конгрессе Центристской партии.

Кто там шагает левой? Правой, правой, правой!

Именно EKRE – вот, кто истинный победитель выборов в Рийгикогу: в 2011 г. партии не было, в 2015 г. – 7 мест в Рийгикогу, в 2019 г. – 19 мандатов. Если дело пойдет такими темпами, совершенно не исключено, что в 2023 г. исполнится мечта Мартина Хельме и консервативно-народная партия Эстонии сформирует однопартийное правительство. Как это не прискорбно, но я совершенно не исключаю, что наиболее жизнеспособным вариантом окажется союз EKRE, Isamaa и центристов. Этот вариант устроит две внешние силы, которые имеют влияние на политический курс Эстонии – Россию и США. Вероятно, Россия заинтересована иметь Эстонию в качестве пугала для русскоязычного мира. США же будут довольствоваться гарантиями Мартина Хельме, поклонника Трампа, в верности принципам Североатлантического Альянса, а евроскептические настроения эстонских консерваторов администрацию Трампа вряд ли волнуют.

Но если вы меня спросите: кто же помог EKRE одержать такую сокрушительную победу, я отвечу: русские. И те, которые в России, и те, которые живут в Эстонии. Дело в том, что так называемая "российская угроза" оказала консолидирующее влияние на электорат правых эстонских националистов. Вы думаете, хуторянину в Пярнумаа нравится, когда самолеты НАТО летают над его головой, а испанские истребители теряют ракеты? Нет, конечно. Но хуторянин уверен, что НАТО получила прописку в Эстонии из-за российской аннексии Крыма. А соцдем, министр иностранных дел Свен Миксер в своем докладе в Рийгикогу пакт с ООН по беженцам поддерживает. В это же время в эстонской прессе активно распространяется информация, как эти беженцы в Берлине и Стокгольме теракты устраивают и женщин насилуют. И вот вам результат – 100 тысяч избирателей голосуют за консерваторов в надежде, что EKRE сумет защитить Эстонию и остановит поток мигрантов. Конечно, имело место и разочарование части эстонского общества в Брюсселе и европейской бюрократии. Все же Евросоюз очень мало делает в Эстонии для популяризации европейского единства.

Да, выборы состоялись, да, демократия победила, но кто воспользуется плодами этой победы – пока большой вопрос.

8 КОММЕНТАРИЯ

п
арищ 18 марта 2019, 20:41
правильно !
В
так и про вас же туда употребить 16 марта 2019, 19:34
Вышивататоварищ, одни уже употребили и остались без Абхазии и Южной Осетии, другие употребляльщики потеряли Крым с Донбассом и Луганском... А вы ещё рекомендуете в Эстонии что-то употребить? У нас и так страна маленькая, не стоит рисковать с употреблениями.
Читать все (8)

Редакция

+372 614 4039
rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

+372 614 4100
reklaam@ohtulehtkirjastus.ee