Культура

Полина Черкасова: "Слушайте сказки и свое сердце" 

Ольга Михайлова, Москва, 21 января 2019, 08:37
Foto: Ольга Михайлова
В Москве в рамках детского фестиваля новогодних каникул "Елка" состоялась сказочно-музыкальная встреча с эстонской сказительницей Полиной Черкасовой. 

Рассказывая сказки, она поведала ребятишкам о любви и преданности, о дружбе и выборе, о добре и дурном поведении, а также о чудесах, которые происходят и в нашей жизни. Свое повествование она сопровождала игрой на редких музыкальных инструментах. Может быть, поэтому ее программа называется "Звенящие сказки"?

Узнаем это у Полины, которая более десяти лет изучает культуру и традиции устного творчества народов мира, искусно владеет многими музыкальными инструментами и, естественно, любит добрые сказки.

О чем ваши сказки?

О привычных нам сказочных персонажах и не только. Многие мои сказки сами находят меня: я привожу их из путешествий, своими историями делятся люди, а еще это мой личный жизненный опыт. Героями могут стать простые люди, которые ежедневно встают рано утром и идут на работу, или даже бездомные люди. Я считаю, что о них нужно рассказывать. У меня есть сказка о рыбаках "Волшебные узлы" – я привезла ее из рыбацкой деревни Хийумаа. Другую историю мне подарил один художник из Ида-Вирумаа. Его сказка исторически точна и рассказывает о добыче горючего сланца – интересно, правда?

Для чего нужны сказки?

Издавна сказки использовались для того, чтобы вдохновить и ободрить людей, предостеречь их и научить главному – как жить в этом непростом мире. А еще, слушая сказки, многие люди заново открывают для себя важное умение – умение слушать.

А зачем уметь слушать?

Зачастую мы не слышим друг друга, и это ведет к недопониманию, обидам и трудностям во взаимоотношениях.

Кому больше нужны сказки – детям или взрослым?

Мои сказки – для всех. Но в наши дни в них больше нуждаются взрослые – дети и так все понимают и чувствуют.

По-вашему, сказка – это эликсир для души?

Я придумала свое определение – называю сказки душеполезными. Они не травмируют душу человека, а приводят ее в состояние гармонии и спокойствия. С этой задачей прекрасно справляются сказители. Они с большим уважением относятся к внутреннему миру слушателя, бережно, как на ладошке, переносят его через всю сказку и злоключения, которые происходят с героем, и плавно подводят к главной мысли. Однако в последнее время техники и приемы, которые используют сказители, переняли и применяют в своей деятельности политики, маркетологи. Поэтому сообщество сказителей обеспокоено тем, что в устном творчестве все чаще преобладают корыстные цели.

В Эстонии много сказителей?

Много, есть даже школа сказительства, открытая Пирет Пяэр.

Можно провести параллель между спектаклем и вашим выступлением?

Пожалуй, нет. Я не актриса, и заранее не составляю программы. И не зрители меня слушают, а я их: наблюдаю за реакцией, улавливаю их состояние. Здорово, когда по окончании вечера люди подходят и говорят: "Эта сказка – как раз то, что я хотел сейчас услышать" или "Вот эта история про меня". Значит, моя сказка нашла отклик в их душе.

А вы любили слушать сказки в детстве?

Конечно, но больше всего я обожала их рассказывать. Вдохновлял сам процесс: у нас дома был магнитофон, и с помощью микрофона я надиктовывала сказки, представляя, что нахожусь в студии звукозаписи – жутко интересно.

Вы больше музыкант, сказительница или антрополог?

Мне сложно сделать такое разграничение, эти грани (области) для меня тесно переплетены – все они в той или иной мере интересовали меня с детства. Когда в Таллиннском университете при кафедре культурологии открылась специализация антропологии, я, не задумываясь, пошла учиться, а потом преподавала.

Не без ее помощи (улыбается). В этнографических экспедициях я изучаю культуру народов разных стран, общаюсь с людьми, которые рассказывают об обычаях и делятся своими историями, и стараюсь хотя бы немного выучить их язык. Это позволяет мне лучше понять их жизнь. Бывало, люди подходили и дарили музыкальные инструменты, как будто чувствовали, что мне это интересно. Другие я покупала сама. Иногда встречалась с мастерами, которые их изготовили, училась у них – это большая удача. Мне кажется, инструменты сами примагничиваются ко мне.

Какая экспедиция была самой длительной?

Больше года я находилась в Стамбуле – собирала материал для докторской диссертации.

Когда возвращаешься после погружения в другую культуру, есть ли место открытиям в своей стране?

Да, порой замечаешь то, на что ранее не обращал внимание. Вы не представляете, какая мягкая у нас трава!

Сказка под музыку – это специальная хитрость сказительницы?

Никакой хитрости, и не все сказки я сопровождаю музыкой. Но когда все же играю, меня словно подхватывают волны, и сама сказка тогда звучит и воспринимается по-особенному. А музыка так воздействует на человека, что способна открыть ему самого себя, дает возможность остановиться и прислушаться: как откликается сердце.

Какие инструменты вы привезли в Москву?

Это разнообразные флейты: обертоновая флейта, ирландская флейта, армянская флейта шви, греческий авлос, рог гемсхорн, окарина, трубчатый ксилофон, каримба и калимба, предок виолончели – турецкий ребаб, иранский сетар, прадед кларнета – литовский бирбине.

Трудно стать мультиинструменталистом?

Хорошо освоив один инструмент, другие освоить гораздо проще. В наши дни музыкант, получая базовое образование, делает выбор в пользу одного музыкального инструмента, постоянно совершенствуется в этом направлении и часто достигает успеха. А в давние времена, вспомните, музыканты владели разными музыкальными инструментами.

В Эстонии немало загадочных природных мест, хранящих тайны. И даже у каждого священного дерева или валуна есть своя сказка-легенда. Вы делитесь ими с людьми?

Обязательно. Есть история о том, как озеро в Вильянди обиделось на людей и ушло. Или о том, как передвигаются камни и что они подслушивают за людьми. Один из таких камней вы найдете в Таэваскода.

О чем еще можно узнать из ваших сказок?

Например, о природе и погоде дальних стран, о народных обычаях и традиционных кушаньях. Такие описания помогают познакомиться с другой страной с ее приятной стороны, особенно если речь о восточных культурах. А еще я стараюсь показать что-то общее в сказках, пусть даже таких далеких и чужих, на первый взгляд, культур: мы, люди, очень похожи – хотим, чтобы наши дети не болели и выросли успешными, боимся отчуждения и непонимания и стремимся быть счастливыми, мечтаем и надеемся на чудо.

Мы отчетливо разделяем понятия добра и зла в сказках. А в жизни?

Несмотря на то, что в современном мире происходит смена ценностей и моделей поведения, перенастройка душевных качеств человека, сказители всячески стараются напомнить об истинных ценностях. Их сказки, как противоядие, как внутренний компас, помогающий сориентироваться в этом мире и не ошибиться при выборе – добро или зло.

Редакция

rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

reklaam@ohtulehtkirjastus.ee