Интервью

Catapulta: "Мы очень легкие ребята и стараемся не запутывать" 

Евгения Зыбина / Linnaleht, 5 октября 2018, 12:48
Над первым альбомом группы Catapulta поработали Лев Грузнов, Павел Бочаров и музыкальный продюсер LOWK (Сергей Хименков).  Константин Татар и Александр Плюш
"Блин, как круто, но ничего непонятно". Эту фразу участники успешной, местной русскоязычной группы "Горы Лана" чаще всего слышат после концертов вот уже на протяжении 15 лет. Рэперы Лев и Павел признаются, что большую часть их аудитории составляют эстонцы, которые хоть и не понимают слов, зато ловят музыкально-энергетический кайф.

С марта этого года в истории группы началась новая веха – запуск параллельного проекта Catapulta. В конце августа песни со своего первого альбома парни представили в Розовом саду самому президенту.

Расскажите о своем выступлении в Розовом саду? Как вы туда попали?

Павел: Нам пришло приглашение от администрации президента.

Какие эмоции это у вас вызвало?

Павел: Это было мероприятие, посвященное восстановлению независимости. Для моих друзей-эстонцев это было очень большое событие. Я это почувствовал немного меньше.

Вы даже не волновались?

Лев: Ну разве что немножко. В основном мы выступаем на вечеринках и в ночных клубах, а тут такая помпезная обстановка!

Какие песни вы исполнили перед президентом?

Лев: Нас попросили исполнить три песни с нашего нового альбома.

Павел: Нам сказали, что песни по содержанию могли бы быть более глубокими, но мы все-таки выбрали более танцевальные.

Вы были единственной русскоязычной группой, которую пригласили выступить в Розовом саду?

Павел: Да.

 

Расскажите про ваш новый проект.

Павел: Catapulta – это современная электронная музыка с английскими корнями. Там много всего намешано. Больше всего, наверно, 2 step. Это танцевальная бас-музыка.

Лев: Мы решили сделать музыку чисто для танцев. Захотелось попробовать чего-то нового.

Павел: Лев начал этот проект с продюсером Сергеем LowK. Это очень талантливый продюсер. Все проекты, к которым он прикладывает руку, имеют очень большой музыкальный вес. В марте у нас вышел альбом, а недавно пришли виниловые пластинки.

Музыка на физическом носителе по-прежнему актуальна?

Павел: Да, винил сейчас очень актуален, и кассеты возвращаются. Например, на Tallinn Music Week выступают музыканты из разных стран, ты со всеми знакомишься, и очень здорово, когда у тебя есть кассета. Конечно, люди делают и визитные карточки, но это не так круто.

А что это у вас за розовый дизайн и какие-то воланчики на обложке нового альбома?

Лев: Это значит, что под эту музыку люди должны прыгать, как воланчики.

Павел (смеется): На этом альбоме действительно очень "прыгучая" музыка. Она построена на басах, и ее можно сравнить с полетом воланчика от одного игрока к другому.

В песнях вашего нового альбома и правда намешано очень много стилей, даже регги слышится.

Павел: Есть немножко. Жанр трудно определить. Я недавно ходил в музыкальный магазин, оставлял там свои пластинки. Меня попросили определить поджанры, и оказалось, что меньше пяти назвать трудно.

Но все-таки доминирует рэп?

Павел: Я бы не сказал.

Лев: Мы просто собирались на студии и делали музыку, которая качает.

Павел: У нас не было задачи делать музыку в определенном стиле. Мы просто собирались и делали. Творчество – это когда пробуешь что-то новое.

 

А что стало с "Горы Лана"?

Павел: С "Горы Лана" ничего не случилось. Просто мы решили сделать паузу. Мы начинали этот проект с Бумычем, и в какой-то момент он сказал, что ничего не чувствует и не видит смысла продолжать.

Лев: В любом случае мы общаемся дальше.

Павел: Это немножко нас подкосило, но потом Лев предложил новый проект.

Лев: Проект "Горы Лана" мы делали впятером. Когда нас всего двое, то это уже другая атмосфера, это не "Горы Лана".

Как часто удается выступать? Важно ли вам выступать постоянно?

Павел: Если честно, то не так важно, как было раньше. На пике своего творчества мы выступали настолько часто, что еще чуть-чуть, и нам не нужно было бы выполнять какую-то параллельную работу. Теперь мы повзрослели, все заняты, и постоянные выступления нам не нужны.

Наши местные русскоязычные музыканты говорят, что музыкой в Эстонии не проживешь. Это правда?

Павел: Это все отмазки. Если стараться, то можно. Больше нас никто не показал, что это возможно, если говорить о русскоязычных проектах. На пике творчества у нас каждый месяц было по несколько концертов.

Как вы относитесь к популярной фразе, что рэп возможен только в Америке?

Павел: Так можно сказать про любую вещь, которая была придумана в какой-то определенной стране, но даже в Сибири можно играть на ирландской волынке.

А на каких инструментах играете вы?

Павел: Мы вообще не играем.

То есть для вашей музыки музыкальное образование не нужно?

Павел: Бытует мнение, что музыкальное образование мешает музыкантам, потому что устанавливает стандарты и мешает развиваться. Я иногда пробую петь. На альбоме группы Catapulta есть одна песня, в которой присутствует горловое пение.

Чем вы занимаетесь в остальное время?

Павел: Я готовлюсь к своему дебюту в театре, но основной мой заработок мне приносит музыка. Я также играю в одной топовой эстоноязычной рэп-группе.

Есть ли у вас есть выход на эстонскую аудиторию, если да, то почему вы не используете возможность донести до эстонцев проблемы русскоязычных жителей?

Лев: От нас ничего не зависит, и ничего не поменяется в любом случае.

То есть уже не действительно утверждение, что рэп является отражением социальных проблем?

Павел: Давно нет. Это осталось в девяностых.

Тогда о чем современный рэп?

Павел: К сожалению, весь рэп стал развлекательный. Осталось мало артистов, которые стараются передать какую-то глубокую мысль. Что касается "Горы Лана" и Catapulta, то это альтернативная музыка.

Как бы вы сформулировали, что такое хороший рэп?
Павел: Хороший рэп обязательно должен быть понятным и иметь свою аудиторию. Мне нравится более художественный, музыкальный рэп.

Действительно, тексты ваших песен достаточно ителлектуальные, даже мата нет.

Павел: Мы очень легкие ребята и стараемся не запутывать. В последнее время точно.

Лев: Раньше мы писали всякие сюжеты.

Павел: Но оказалось, что это никому не нужно, кроме нас. Все это было принято в олдскуле, разные нью-йоркские группы так делали. А сейчас музыки стало слишком много: чтобы заинтересовать слушателя, нужно шокировать. С каждым годом эти границы расширяются. То, что шокировало вчера, не будет шокировать завтра. На самом деле, все говорят об одних вещах, просто форма выражения разная.

Вы затрагиваете в своих текстах политические темы?

Павел: Принципиально не затрагиваем. Нам вообще не хочется в это лезть. Я абсолютно не слежу за политикой. Нет смысла разговаривать о том, чего я не знаю. Мы стараемся писать о чем-то простом и человеческом.

В ваших клипах фигурирует Пыхья-Таллинн. Как вы связаны с этим районом?

Павел: Мы просто снимали там клипы. Раньше у нас была студия на Теллискиви, еще до того как там творческий городок появился.

Где вы репетируете сейчас?

Павел: Сейчас у нас студия в Кристийне. Там хорошая звукоизоляция, мы можем многое себе позволить, например, приехать ночью и сыграть все что угодно, хоть на барабанах.

Кто ваша основная аудитория?

Павел: Catapulta – абсолютно некоммерческий проект. На последний концерт пришли в основном хипстеры. Это молодые люди от 20 до 35 лет, которые слушают разную музыку. На наших концертах около 70% – это эстонцы.

Они понимают тексты?

Павел: Нет, не понимают.

Лев: Они понимают энергию.

Павел: Нашему проекту "Горы Лана" исполнилось 15 лет, и на протяжении всей нашей карьеры самой популярной фразой, которую нам говорят после концертов, остается "Блин, как круто, но ничего непонятно".

С вами остались поклонники, которые слушали вас 15 лет назад?

Павел: Скоро у нас будет вечеринка в клубе Kivi-Paber-Käärid. Посмотрим, кто придет. Ведь многие разъехались, а многие вообще уже никуда не ходят.

Редакция

+372 614 4039
rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

+372 614 4100
reklaam@ohtulehtkirjastus.ee