Интервью

Режиссерский дебют. Татьяна Космынина: «Я дала актрисам возможность выбрать любую роль» 

Евгения Зыбина / Linnaleht, 10 ноября 2017, 11:24
Foto: Архив Татьяны Космыниной
2 декабря на сцене Русского театра состоится режиссерский дебют Татьяны Космыниной. В постановке «Синдром самозванки (̶т̶р̶и̶ четыре истории)» она даст актрисам возможность вырваться из привычного амплуа и сыграть роль мечты. «Это ведь своего рода провокация, когда ты заявляешь, что хочешь сыграть Гамлета или Анну Каренину», – говорит Татьяна, по задумке которой публика увидит на сцене т̶р̶и̶ четыре совершенно разные истории. Четвертая история – ее собственная, правда, останется она «за кадром».

Премьера вашего спектакля состоится в день вашего рождения. Это случайность?

Это случайное совпадение. Наш спектакль не значился в репертуаре. Я предложила свой проект новому художественному руководителю в качестве возможного названия для лаборатории, но он, услышав о моей задумке, предложил сделать спектакль. Мы пересмотрели репертуарные планы, и оказалось, что в декабре есть два свободных числа.

Воспринимаете премьеру как подарок?

Нет, не воспринимаю. Но, как сказал мой коллега с ETV+ (Помимо работы в Русском театре Татьяна Космынина является ведущей программы «Актуальная камера» – прим. ред.) Михаил Малкин, можно организовать агрессивный маркетинг и пригласить людей сделать мне подарок в виде покупки билета на мой спектакль. Я подумаю об этом (улыбается).

Не боитесь, что желающих сделать подарок окажется больше, чем мест в зрительном зале? На один только ваш призыв пожертвовать для спектакля ненужные смартфоны откликнулись сотни человек.

Телефонов и правда принесли много. Всех за это горячо благодарю, ведь люди принесли их, понимая, что телефоны, вероятно, бесславно погибнут во время репетиций. В то же время я знаю, как наша публика ходит на спектакли, поэтому никаких иллюзий не строю.

Этот спектакль отражает личные переживания? Может быть, синдром самозванки – просто ложная скромность?

Недавно меня обвинили в кокетстве, мол, я просто флиртую с публикой. Может быть, в этом есть доля кокетства, но хочется, наконец, от него избавиться. Я устала говорить, что ничего не умею. Я еще не достигла такого дзена, чтобы уметь говорить, что у меня все получится и я соберу полный зал. Точно знаю одно: меня уже тошнит от собственной неуверенности. Но я не делаю этот спектакль под себя, а исключительно для актрис. Они поступили очень смело, забыв о своем синдроме самозванки, и назвали роли, являющиеся для них определенным вызовом. Это ведь своего рода провокация, когда ты заявляешь, что хочешь сыграть Гамлета или Анну Каренину. Актриса в репертуарном театре – заложница собственного амплуа, своей прекрасной внешности или женственности. Я дала актрисам возможность выбрать любую роль. Было бы глупо взять то, что тебе уже давали. Нужно было брать ту роль, которую ты скорее всего не получишь никогда.

Как вы относитесь к режиссерским экспериментам?

Мне очень жаль, что в нашем театре это слово получило негативное значение. Без эксперимента в театре невозможно. Наш спектакль – тоже своего рода эксперимент. Треплев искал новые формы. Мы с девочками ищем правду актерского существования. Мы взяли две мощные пьесы – «Жанну д'Арк» Бернарда Шоу и «Жаворонка» Жана Ануя, а также «Гамлета» Шекспира и «Анну Каренину» Толстого и сейчас ищем способы быть правдивыми, заставить эти несколько патетичные тексты, написанные столько лет назад немного несвойственным нам языком, зазвучать по-настоящему так, чтобы не было мучительно больно за актеров, которые их произносят. Сможем ли мы актерскими силами создать что-то стоящее? Это ведь настоящий эксперимент. Говоря об экспериментах, многие вспоминают «Башни» Марата Гацалова. Я помню, что первый спектакль с треском провалился и оказался не просто не принят Таллинном, а агрессивно не принят. Я не вижу в этом ничего страшного. Эксперимент может показать, что твоя личная жизнь не может быть предметом, например, искусства. Или может, но в какой-то другой форме. А то, как она была представлена в первой «Башне», публике это оказалось не нужно. Нет ничего страшного в провале, если люди работают честно. А мы тогда в «Башне» работали честно на миллион процентов. Просто этот эксперимент показал, что не нужно поливать холодной водой горячее масло. Но пока не польешь, не узнаешь.

Вы – послушная актриса?

Наверно, нет. В спектаклях, в которых я играю, я стараюсь провести своего персонажа от чего-то к чему-то, придумать для него драматургию помимо существующей. Мои персонажи никогда не заканчивают пьесу в таком же состоянии, в котором они ее начали. Как правило, это моя работа. Мне кажется, я много предлагаю постановщикам и с большой любовью отношусь к тому, что предлагают мне. Но иногда приходится работать в очень поганых спектаклях, и нужно работать хорошо. Мы, актеры, зачастую реализуем комплексы и мечты приезжих режиссеров. Бывают такие спектакли, в которых и репетировать, и играть больно. Когда режиссер реализуется за счет актеров, то это никакой не эксперимент, это подневольный труд актеров. Я не считаю, что наш спектакль будет гениальным или потрясающим. Хотелось хотя бы создать интересный репетиционный процесс. Мы работаем так, как нам кажется правильным.

А у вас есть амбиции, какую роль вам хотелось бы сыграть?

Есть, но я не могу об этом сказать. В отличие от девочек я не такая смелая и боюсь иронии. Пусть лучше смеются, что я замахнулась на роль постановщика.

У вас ведь уже был режиссерский опыт.

Да, с Еленой Скульской мы делали «Довлатовские дни», где я выступала в качестве постановщика. Также много лет назад небольшой режиссерский опыт я получила в «Другом театре» Натальи Маченене. Но в этот раз я впервые работаю на сцене Русского театра. Для меня это большая ответственность.

Трудно было выстроить отношения «режиссер-актер»?

Я стараюсь не играть перед девочками режиссера. Мне кажется, у нас получается. Я прислушиваюсь к их пожеланиям. У нас сотворчество, поэтому спектакль и называется «Т̶р̶и̶ четыре истории».

Публика увидит истории четырех актрис: троих из них на сцене, а четвертой будет история актрисы, которая собрала спектакль в одно целое. В каком-то смысле и я распахну перед зрителем свою душу. И вы смело сможете в нее плюнуть.

Синдром самозванца психиатры описывают как состояние, при котором человек не может объективно оценить свои заслуги и способности. Он живет в постоянном страхе, что его вот-вот «разоблачат». Синдром чаще проявляется у женщин. Неслучайно команда этого смелого проекта почти исключительно женская. Источник: veneteater.ee

В ролях: Анна Сергеева, Екатерина Кордас и Наталья Мурина

Редакция

+372 614 4039
rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

+372 614 4100
reklaam@ohtulehtkirjastus.ee