Очевидец

Эстонская программа «Школа без насилия»: что это и зачем?  

Ада Мальцева Linnaleht, 8 сентября 2017, 12:53
Фото иллюстративное.Foto: Алдо Лууд
Трийн Тоомесаар, руководитель целевого учреждения «Школа без насилия», уверена, что школьную травлю нельзя считать возрастным кризисом, который дети так или иначе перерастут. Наоборот – школьное насилие можно и нужно предотвращать. Программа «Школа без насилия» предлагает эстонским образовательным учреждениям программу по предотвращению травли в школах.

Программой «Школы без насилия» или KiVa, рассчитанной на учеников 1-6 классов, пользуется уже более сорока школ. Еще около двадцати собираются этой осенью начать подготовку, чтобы присоединиться к программе.

Участие в программе, разумеется, требует от школ немало усилий.
«Предупреждение насилия должно стать естественной частью школьной жизни. В начале мы вместе с учителями обсуждаем, на что учителям стоит обращать внимание, как решать вопросы школьного насилия. В первые годы это довольно утомительно. Очень важно, чтобы руководство школы было в курсе того, что происходит и всячески поддерживало педагогический коллектив. Родительская поддержка тоже очень важна для школ, решивших серьезно заняться искоренением школьной травли. Мы со своей стороны тоже предлагаем поддержку. Стараемся оказать учителям всестороннюю помощь, но все равно первые годы очень нелегки. Это немного напоминает езду на велосипеде – главное научиться», – рассказывает руководитель учреждения.

Маленькая команда – большое дело

Программа пока не дошла до всех школ еще и потому, что этим занимается очень маленькая команда.

«Сейчас в нашем коллективе на полную ставку работает один человек – это я. Кроме того, у нас есть три работника на полставки и группа мотивированных и осознающих важность такой мисси волонтеров», – говорит Трийн. Поэтому маленькая команда должна проделать грандиозную работу. «Но все возможно, главное желание», – считает она.

«Мы начали с малого, чтобы донести до школ, министерства образования и партнеров, что это важно и нужно, этим стоит заниматься. Если в 2015 я начинала, по большому счету, одна, то теперь мы доросли до целой команды и в новом учебном году решимся заняться подготовкой к участию в программ еще 20 школ. У нас большие цели. К 2020 году мы хотели бы задействовать в программе половину эстонских школ».

Желание сделать мир лучше

Трийн – молодая активистка в сфере образования. Она получила степень бакалавра в Таллиннском техническом университете и степень магистра политологии – в Таллиннском университете. До этого она окончила гимназию Якоба Вестхольма с золотой медалью, а еще раньше – Кехраскую среднюю школу.

Трийн ТоомесаарFoto: Хейко Круузи

«На меня очень повлияли учителя обеих школ. Своим доброжелательным настроем, мотивацией – они были тем примером, которому я старалась следовать. Учителя оказывают значительное влияние на то, чем молодые люди займутся во взрослой жизни. Должна признаться, что и девиз Вестхольмской гимназии – «Через тернии к звездам» (Per aspera ad astra) оказывал удивительное влияние. Он всегда вспоминается, напоминает, что любое начинание требует усилий», – рассказывает девушка.

Трийн – выпускница программы «Молодежь в школу». Девушка работала в Шведбанке, но оставила эту работу и, присоединившись к программе, два года проработала учителем эстонского языка и литературы в гимназии Юри. Что подвигло ее на такие перемены?

«Желание изменить мир, которое, видимо, досталось от мамы», – объясняет Трийн. Она вспоминает, как в свое время, учась в Кехраской музыкальной школе, вместе с мамой боролась за судьбу музыкального ансамбля.

«Работа в банке не вызывала у меня тех же чувств. Я знаю, что сейчас Swedbank дает работникам, занимающимся волонтерством, свободные от работы дни. Но я всегда хотела чего-то большего. Решила попробовать. Рискнула и теперь целиком и полностью погрузилась в мир образования», – смеется Трийн.

«В работе учителем в гимназии Юри мне нравилось, что это – простоя эстонская школа. Ученики не выбираются специально, это просто школа. К тому же, очень большая. Понятно, что там было немало сложностей. Мне достались ученики 6-9 классов, я как раз и хотела работать со второй ступенью. Были моменты, когда я хваталась за голову и думала, что все, что могла, уже сделала, но все равно ничего не выходит, я не нахожу верных решений, я не знаю, что еще должна сделать. К концу второго года я почувствовала, что что-то, наконец, заработало, что я повлияла на жизни и планы многих учеников. Особенно я горжусь несколькими ребятами, которым смогла помочь поверить в себя. Когда мы встретились в первый раз, они и слова перед всем классом не решались сказать. За два года они превратились в замечательных ораторов, которые получают удовольствие от своих выступлений».

Время от времени говорится о том, что часть родителей относится к учителям как к обслуживающему персоналу. Мол, это они должны из ребенка человека сделать. По словам Трийн, она с таким отношением скорее не сталкивалась.

«Конечно, у родителей свое представление о том, что ребенок должен изучать в школе, как учитель должен вести уроки и как должны выглядеть домашние задания. Но, в целом, родители все же доверяют учителям, их выбору, идеям. Учителя – это профессионалы. Я стараюсь убедить родителей в том, что учителям стоит доверять. Все они желают детям добра, стараются дать лучшее образование. Конечно, есть среди педагогов и те, кому было бы лучше сменить профессию. Они не получают удовольствия от своей работы. Но большинство учителей, все же, очень доброжелательны и профессиональны».

Ответственность и готовность вмешаться

Как правило, в классе из 20 человек всегда есть пара заводил и пара жертв. Остальные – так называемые сторонние наблюдатели. Именно то, что «наблюдатели» не замечают насилие, лежит в основе нашей программы, этому уделяется много внимания. Успех программы заключается в том, что мы не занимаемся исключительно жертвами травли, хотя и им уделяется внимание, или перевоспитанием зачинщиков, хотя и им стараются привить другое поведение. Ключ предотвращения насилия в том, чтобы наблюдатели понимали свою ответственность и не боялись вмешаться. Предположим, есть группа наблюдателей. В классе из двадцати человек может быть до двух зачинщиков и двух жертв. Остальные, те, кто не вмешивается, потому что желают утвердить свою роль в коллективе, помогают и придают смелости зачинщику. На самом же деле, все они могли бы стать потенциальными защитниками жертвы и сказать «Стоп!». Они могли бы призвать на помощь учителя, вспомнить книги, фильмы, рекламу или что угодно еще, где они видели, так сказать, правильные модели поведения. Мол, видите, в такой-то ситуации герой поступил правильно, мы тоже находим это правильным и популярным, поэтому именно так и ведет себя настоящий лидер», – рассказывает Тийна.

«Чтобы остановить школьное насилие, каждый должен, прежде всего, подумать о том, что может сделать именно он, в чем его ответственность. Даже тот, кто сам не является жертвой. Если ученик не решается вмешаться, то его задача рассказать обо всем взрослым. Взрослый, в свою очередь, отвечает за то, что принимает детей в серьез, разбирается в ситуации и старается положить конец насилию, беседует с участниками – хоть каждую неделю, если в этом есть необходимость. Вне сомнений есть ситуации, которые не разрешаются одной беседой, а требуют внимание в течение всего учебного года».

Программа KiVa включает в себя и борьбу с травлей в социальных сетях.

«Стоит обязательно учитывать, что если ребенок подвергается травле в интернете, то, вероятно, он является жертвой и где-то еще», – добавляет Трийн.

«В первый год мы с учениками выполняли задание через снапчат. Дети выкладывали недопустимое и поначалу даже не понимали, что то, что однажды оказалось в интернете останется там навсегда», – вспоминает она.

Больше социальных навыков

В широком смысле программа по предотвращению насилия помогает детям развивать социальные и эмоциональные навыки, которым в школе зачастую учат не достаточно. «Конечно, можно утверждать, что в школе на первом месте знания, незачем превращать ее в не пойми что. Но, на самом деле, мы не знаем, какими станут общество и рынок труда через двадцать лет. Социальные и эмоциональные навыки стабильны. С их помощью можно через интернет, на курсах или где угодно еще восполнить пробелы в полученных знаниях», – утверждает Трийн. Она добавляет, что в этом учебном году их учреждение попробует принести в Эстонию еще одну программу – Second step (получившую название «Шаг за шагом» в Эстонии), которая используется как раз для поддержки в обучении социальным и эмоциональным навыкам. «Как общаться, как справляться со сложностями, как вести себя в стрессовой ситуации – это те знания, которые обязательно пригодятся в будущем», – уверена Трийн.

Она призывает родителей и школы подумать о том, как обстоят дела с травлей в их школах. Стоит поторопиться, потому что именно сейчас можно присоединиться к программе KiVa. Следующая такая возможность будет только через несколько лет.

Это действительно большая помощь в предотвращении школьной травли. Исследования показали, что в школах, присоединившихся к программе, число жертв насилия в сравнении с контрольной группой школ значительно снизилось.

«За четыре года в школах, присоединившихся к KiVa, количество жертв насилия снизилось на 16 процентов. Учитывая, что в среднем травле подвергается 20-22 процента учеников, а в некоторых школах этот показатель доходит до 25 процентов, это все же очень значительное достижение», – заверяет Трийн.

Что такое KiVa?

Программа KiVa включает в себя важную профилактическую работу, методы решения проблем и исследование оценки влияния.

Программа KiVa, разработанная на основе исследовательской работы и практического опыта, разработана в Финляндии, в Университете Турку и используется во многих странах.

Узнать больше о программе и о том, как можно остановить школьное насилие можно в интернете по адресу www.kivaprogram.net/estonia.

Редакция

rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

reklaam@ohtulehtkirjastus.ee