Интервью

Балерина оперы "Эстония" Марита Вейнранк: «Танцевать надо так, чтобы никто не понял, что у тебя нет сил» 

Екатерина Павлова, 7 августа 2017, 10:51
Марита Вейнранк Рюнно Лахесоо
Мы сидим с Маритой в кафе с огромным выбором десертов, но она заказывает только кофе. Сладкое после полудня нельзя — диета. Это одно из многих ограничений в профессии балерины. За окном открывается прекрасный вид на театр «Эстония», на сцене которого 20-летняя Марита Вейнранк дебютировала прошлой осенью сразу после окончания балетной школы.

Моя собеседница сидит с идеально прямой спиной, а ведь именно из-за неправильной осанки Мариту отдали в балетную студию, когда ей было всего три года. В пять лет она заявила матери, что мечтает стать прима-балериной. «Мама восприняла это без энтузиазма, она понимала, как трудна жизнь балерины, но сказала «поживем — увидим, – рассказывает юная танцовщица. – Не знаю, почему я выбрала балет. Мне кажется, это балет выбрал меня».

Мариту перспектива ежедневных тренировок на пуантах, мозоли на ногах и отказ от беззаботной жизни подростка не испугала. Моя собеседница очень трудолюбива. Ее усердие и страсть к жизни, которые она выплескивает в танце, замечают зрители и преподаватели. Хотя она в театре только первый сезон, ей уже дали сольную партию в балете «Жизель».

 

Были мысли бросить балет?

Были, но быстро исчезали. Один день отдохну и чувствую, что опять хочу заниматься. Я не могу сказать, что другой жизни у меня не было. Просто ничего, кроме балета, не доставляло мне большего удовольствия. Да, порой  было очень тяжело перебороть себя и идти заниматься, но это того стоило.

Балет – дорогое удовольствие?

Наша государственная балетная школа бесплатная, но чтобы выступать заграницей на конкурсах, придется потратиться. Один костюм стоит около 600 евро. Если на конкурсе надо танцевать восемь разных вариаций, нужно и восемь костюмов.

Это твой первый сезон в театре. Какие впечатления?

К сожалению, морально школа не готовит к жизни в театре. Это два совершенно разных мира. В театре тебе все время надо доказывать, что ты можешь работать. Дважды в неделю у нас спектакли, а в школе мы выходили на сцену только один раз в год. К счастью, я получила сценический опыт, участвуя в конкурсах.

Волнуешься ли ты перед выступлением? Может, ты уже привыкла к этому?

Мне кажется, к волнению нельзя привыкнуть. Я всегда танцую так, словно это мой последний раз. Если этого ощущения нет, значит, артист начинает «умирать». Выходить на сцену повторно бывает еще сложнее, чем в первый раз, потому что ты должен выступить еще лучше, доказать, что ты можешь и хочешь большего.

 Рюнно Лахесоо

Сидя в зале, иногда можно увидеть, как напряжены танцоры. У тебя случаются ошибки на сцене?

Если публике кажется, что балерине трудно, значит, она недостаточно профессиональна. Нужно уметь танцевать так, чтобы никто не понял, что у тебя температура, нет сил, болит нога, тебя только что вырвало или пируэт не вышел. Мы тоже люди, и мы имеем право на ошибку, но это жестокий мир. Если мы ставим спектакль, то мы должны ставить его очень хорошо.

Какие эмоции ты переживаешь на сцене?

На сцене я танцую не как Марита Вейнранк, а перевоплощаюсь в другого человека и проживаю его чувства.

Как вживаешься в роль?

Я слушаю музыку из этого балета и читаю о моем персонаже, а на репетициях оттачиваю свой способ передачи его истории.

Что делаешь, чтобы сохранить ноги в рабочем состоянии?

Два-три раза в неделю я хожу на массаж, каждый вечер делаю ванночки для ног, сама массирую, особенно надкостницу, икры, стопы — самые уязвимые места. Это как с музыкальным инструментом: ты поиграл на нем, после приведи его в порядок. Тело — это наш инструмент, поэтому за ним нужно ухаживать ежедневно.

 Дария Полковникова

Сколько у тебя пуантов и как часто ты их меняешь?

Зависит оттого, как много мне нужно танцевать: обычно у меня до семи пар пуантов. Очень важно иметь несколько пар, которые разносились в разной степени. У станка комфортнее всего на разношенных, мягких пуантах. Новые пуанты никогда не бывают удобными, поэтому в середине тренировки я надеваю их, чтобы разносить к спектаклю. Сейчас у меня пуанты с пластмассовой подошвой, и они держатся около двух–трех месяцев, немного дольше, чем деревянные. Одна пара стоит около 70 евро.

Кто тебе пришивает ленты к пуантам?

Я сама пришиваю ленточки и резиночки. Я еще перешиваю пуанты — пятку, чтобы повыше была, спереди подшиваю. Весь процесс подготовки пуантов у меня занимает около четырех часов.   

Кладешь ли ты что-то внутрь, чтобы было не больно танцевать?

Конечно, есть специальный силиконовые вкладыши, но подходящие именно тебе сложно найти. Все часто спрашивают, не больно ли постоянно стоять на пуантах? Не больно, за годы тренировок пальцы привыкли.

Говорят, что подружки по цеху могут булавку подложить в пуанты. Это так?

Говорят, что и стекла подкладывают. Но со мной такого не случалось. Надо просто следить за своими вещами. Свои пуанты я всегда ношу с собой в сумочке, даже если их не использую.

 Дария Полковникова

В какой обуви тебе удобно ходить в повседневной жизни?

Удобно в балетках, ботасах, сапогах на широким каблуке. Я очень люблю высокие каблуки, но, к сожалению, просто не могу себе позволить носить их ежедневно. На высоком каблуке можно подвернуть ногу где-нибудь в Старом городе, и – все!

Накладывает ли твоя профессия ограничения?

Да, очень много ограничений. Мы уходим из театра домой, только чтобы переночевать, отдыхаем только по понедельникам, хотя большинство людей — по выходным. Надо обязательно следить за тем, что ты ешь и сколько. Не могу сказать, что балерины голодают, это скорее миф. У меня, к примеру, под запретом мучное, но я позволяю себе съесть сладкое до полудня. Потому что если ты начинаешь себя ограничивать в чем-то, то потом в какой-то момент просто срываешься и съедаешь больше, чем на самом деле хочешь.

Насколько важно быть красивой и худой в балете?

В балете больший акцент ставится не на умение танцевать и передавать историю, а на то, насколько ты худая, что я считаю неправильным.

Как ты отдыхаешь?

Очень люблю уехать в лес и накричаться там. Это так заряжает! Меня мама этому научила. Надо же как-то выплескивать свои эмоции.

Марита с мамой Личный архив

Есть ли фильмы о балете, которые тебе понравились?

Практически нет, очень мало существует фильмов о реалиях балетного мира.  Один из немногих, который мне понравился, — это «Танцовщик» — документальный портрет Сергея Полунина. Там показали все то, что существует в балете, но обычно скрывают: алкоголь, наркотики, депрессия, сумасшествие, ненависть и зависть.

Какая балерина в истории балета запомнилась тебе больше других?

Майя Плисецкая. Ее невероятная энергия меня просто завораживала, когда я смотрела видео ее выступлений и интервью.

Чья оценка тебе важнее всего?

Оценка публики.  Момент аплодисментов говорит о том, насколько я смогла «задеть» зрителя.

Но ведь зрители всегда аплодируют, даже если не понравилось.

Со сцены прекрасно чувствуется, осталась публика довольна или нет.

 Дария Полковникова

Век балерины короток, ты задумываешься об этом?

На самом деле есть балерины, которые танцуют и после сорока. Если ты в хорошей форме, хорошо выглядишь, со здоровьем все в порядке, то, пожалуйста, танцуй дальше. Если однажды я уже не смогу сама танцевать, то буду преподавать. У меня уже есть опыт преподавания в балетной школе в Швеции, и мне очень нравится работать с детьми.  

А своих детей отдала бы в балет?

Нет, только если бы они сами этого очень захотели. Все-таки профессия очень тяжелая.

Марита пожелала, чтобы мы обязательно написали о том, как она благодарна своему первому педагогу Ильзе Адуссон и директору Таллиннской балетной школы Кайе Кырб, а также Тоомасу Эдуру, Тийу Рандвийр, Аге Окс, Марине Кеслер и своей маме Виктории, которая всегда поддерживала и была рядом. «Без них не было бы и меня».

Редакция

+372 614 4039
rus@ohtuleht.ee

РЕКЛАМА И ОБЪЯВЛЕНИЯ

+372 614 4100
reklaam@ohtulehtkirjastus.ee